Православие в тунисе


Арабская сказка - Тунис. Церковь Воскресения Христова

В прошлом репортаже о прогулке по столице Туниса, я обмолвился о Церкви Воскресения Христова — одном из двух крохотных островков Православия в этой далекой исламской стране. В связи с этим, посещение данного храма была одна из основных наших целей в Тунисе. Выйдя из автобуса мы первым делом пошли именно сюда, а лишь потом прогулялись по проспекту в сторону Медины.Как я уже писал, храм находится в самом центре города (адрес: Avenue Mohamed V, 12 Tunis), буквально в ста метрах от площади Мохаммеда Буазизи и центральной авеню Хабиба Бургибы. Сама по себе церковь относительно небольшая и теряется в тени высокого современного административного здания, поэтому ее практически невозможно увидеть с проспекта. Храм представляет собой красивое белоснежное здание, построенное по образцу древнего памятника русской архитектуры XII века — церкви Покрова на Нерли. Церковь имеет всего один купол, покрытый голубой глазурью и увенчанный золотым крестом.

Калитка забора вокруг церкви оказалась закрыта, что не удивительно, учитывая отношение местного населения к Христианству на их земле. Увидев нашу заинтересованность, к нам подошли два охранника — местных жителя, которые попросили немного подождать. Спустя пару минут к нам вышла женщина, представившаяся прихожанкой, смотрящей за храмом, так как настоятель был в отъезде, и любезно пригласила пройти внутрь. Каюсь, подзабыл имя этой доброй женщины.Храм на нас произвел сильное впечатление не только своим старинным и уникальным внутренним убранством, но и очень насыщенной и печальной историей, о которой хочу поведать вам.

Идет драматический 1920 год... Белая Армия терпит сокрушительные поражения на всех фронтах. Генерал Врангель спешно эвакуирует остатки частей Императорской армии из Крыма в Константинополь. Финансовую помощь в эвакуации оказывает Франция. Естественно, французам нужны гарантии, что им вернут затраченные суммы. В связи с этим они забирают все корабли в свою собственность и готовят к отправке в Тунис, находившегося под протекторатом Франции.

В состав созданной Русской эскадры входит 33 военных корабля Черноморского Императорского флота с флагманским линкором "Георгий Победоносец", а также транспортники. Командовать эскадрой назначается адмирал Михаил Александрович Кедров. Поход в тунисский порт Бизерта начинается в конце декабря 1920 года. На кораблях присутствуют порядка 6500 беженцев, среди которых офицеры, матросы, кадеты, священники, женщины и дети.

Благодаря усилиям главного священника Русской эскадры — прот. Георгия Спасского, французские власти разрешили организовать на тунисской земле православный приход. Сперва службы велись исключительно в корабельных церквях, затем в небольших церковках в лагерях беженцев.

В 1922 году часть православной общины перебралась в столицу — г. Тунис, где организовала на съемной квартире церковь Воскресения Христова. Внутренним убранством послужил иконостас, отдельные иконы и различная церковная утварь с линкора "Генерал Алексеев", крейсеров "Генерал Корнилов", "Кагул" и штабного корабля "Георгий Победоносец". Настоятелем домового храма был назначен прот. Константин Михайловский, служивший вплоть до своей кончины в 1942 году. После признания в 1924 году Францией Советского правительства, русская эскадра была расформирована и большая часть судов отправлена на металлолом. Офицеры задумались о том, как же увековечить память о русских кораблях?

И вот, в 1936 году, на средства пожертвованные различными организациями и властями Туниса, был куплен участок под строительство полноценного храма в г. Бизерте, торжественная закладка которого состоялась 10 октября 1937 года, а уже 10 сентября 1938 г. — малое освящение. Так, в далекой от Родины стране, появился первый полноценный Храм Великого князя Александра Невского, действующий и по сей день, и являющийся первым из двух православных храмов в стране.

Украшением храма послужил иконостас и Андреевский флаг на Царских Вратах, снятые с линкора "Георгий Победоносец", а на стене храма появились памятные доски с перечнем 33 кораблей и имен русских офицеров эскадры.

В 1940 году православная община эмигрантов задумалась о строительстве в камне второго храма — Церкви Воскресения Христова, на этот раз в столице. Получив разрешение властей Туниса и Франции, начался сбор средств. Для этого была зарегистрирована ассоциация "Православное общество церкви Воскресения Христова Туниса".

Однако, в 1942 году, фронт Второй Мировой войны добрался и до Туниса, поэтому строительство храма пришлось отложить на долгий срок.

В 1948 году будущему храму был выделен участок в одном из лучших районов города, а в начале октября 1953 года, под руководством главы Северо-Африканской епархии епископа Нафанаила (Львова), был заложен первый камень, а вместе с ним частица мощей священно мученика Киприана, епископа Карфагенского, знаменитого распространителя христианства на тунисской земле в III веке. Архитекторами выступили М.Ф. Козмин и В.Е. Лагодовский.

Почти через три года, в основном на средства русских эмигрантов, храм был достроен. В него была перенесена вся утварь и иконостас из домового храма Воскресения Христова в Медине Туниса. Из-за недостатка средств, храм остался не расписанным. Торжественное освящение произошло 10 июня 1956 года, которое совершил Преосвященный Иоанн (Максимович), епископ Шанхайский.

В этот же год была провозглашена независимость Туниса и многие эмигранты, имевшие французское гражданство, были вынуждены переехать во Францию. Среди них были и священники. Православная диаспора Туниса сократилось до нескольких семей. Службы вели в основном греческие священники. Содержать храмы и церковное имущество стало тяжело.

Несмотря на то, что, со временем, количество прихожан стало увеличиваться, в основном благодаря межнациональным бракам, в 80-е годы храм стоял практически на пороге уничтожения. Местные власти, под предлогом реконструкции старого города, попытались снести церковь.

В те же дни тунисская пресса написала об этих действиях властей: "Сегодня небольшая колония "белых" русских обеспокоена слухами по поводу сноса православной церкви, расположенной на авеню Мухаммеда 5-го… Как можно лишать этих пожилых людей, находящихся в течение долгих лет в изгнании, того единственного места, которое все еще связывает их с исчезнувшим прошлым?". За храм тогда попыталась вступиться самая активная прихожанка Полина Степановна Суходольская. Во многом благодаря именно ей в непростые для храма годы было сохранено церковное имущество. В разговоре с властями она обреченно произнесла: "По православному христианскому обычаю, усопших отпевают в церкви. Значит, я должна предупредить наших стариков, чтобы скорее умирали". Говорят, что именно эти слова спасли церковь от разрушения.

И лишь в 1990 году православные общины городов Тунис и Бизерта обратились с просьбой к Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II вывести их из юрисдикции Русской зарубежной церкви, и принять их в подчинение Московского Патриархата. Просьба была удовлетворена и через 2 года храм в Тунисе обрел своего постоянного настоятеля — Димитрия Дмитриевича Нецветаева, который служит в нем до настоящего времени. Отец Димитрий смог вдохнуть в храм новую жизнь и еще больше сплотить православных людей. Также в храме был проведен косметический ремонт.

Но, поговорим еще немного о внутреннем убранстве этого храма. Кроме больших старинных корабельных икон, церковных книг и колоколов, в храме имеются мемориальные доски. Две из них (на русском и французских языках) с именами погибших в 1939–1943 русских эмигрантов, воевавших на стороне Франции. Вторая повешена в 2002 году, в память о семи тысячах советских военнопленных, скончавшихся в Тунисе и Ливии в годы Второй мировой войны.В храме есть уникальные подсвечники и вазоны для цветов, сделанные из бывших корабельных гильз. Особо ценной реликвией в храме считается напрестольный крест с частицей Животворящего Древа Креста Господня и частицей мощей священно мученика Киприана епископа Карфагенского. Под небесно-голубым куполом храма висит красивая позолоченная люстра.

С прихожанкой храма мы общались довольно долго, так она интересно и душевно рассказывала со слезами на глазах. В этом месте была особая атмосфера, уходить не хотелось совершенно, но время было не на нашей стороне...

Нам надолго запомнится этот православный храм в тени африканских пальм, ставший духовным центром для многих русских эмигрантов, волею судеб попавших в чужую далекую страну, но не предавших культуру своей Родины и православную Веру!

Читайте также в серии "Тунис 2012":

Часть 01. "Вступление: Лица Туниса"Часть 02. "Перелёт Калининград - Монастир"Часть 03. "Прогулка по столице"

blacktroll.livejournal.com

русская история, православные храмы, связи с ИППО. В.А. Куликов

Летом 2010 года мне выпала возможность совершить ознакомительную, познавательную поездку в Тунис и посетить там православные храмы. В этой далекой, казалось бы, от православного мира Северной Африке, на берегу Средиземного моря, в мусульманской стране Тунис находятся удивительные по своей истории два православных храма-памятника: Храм святого Благоверного Великого князя Александра Невского в Бизерте и Храм Воскресения Христова в столице, городе Тунис.

Тунис одно из африканских государств, где православие имеет многовековые корни. На протяжении многих веков Карфаген был центром поместной Церкви на территории Северной Африки. С давних времен в Тунизию, государство, возникшее на месте древнего Карфагена, заходили русские корабли, и их гостеприимно встречало местное население.

Но никто не мог предвидеть, что в конце 1920 - начале 1921 года 33 русских военных корабля придут к этим берегам в поисках спасения и убежища, и, с разрешения тунисских и французских властей — Тунис был тогда под протекторатом Франции — останутся в Бизерте, военно-морской базе, на долгие годы. Всего в Тунис прибыло более 6000 офицеров, моряков, членов их семей, других россиян. Среди них оказалось 13 священников. Они продолжили благородное дело сохранения веры на далеких берегах. Были устроены церкви на броненосце «Георгий Победоносец», на котором жили семьи офицеров, и в Сфаяте, где расположился Морской корпус, эвакуированный из Севастополя. В самой столице, в Тунисе, с разрешения тунисцев, под церковь приспособили один из домов в центре города. Так, несмотря на потерю родной страны, церковь продолжала жить, сначала на кораблях, потом в лагерях, в казематах, в частных квартирах.

Когда в 1924 году русские моряки были вынуждены покинуть свои корабли, пришла идея построить в Бизерте Храм-Памятник в честь кораблей Русской эскадры и русских людей, оказавшихся в Тунисе. В сборе пожертвований участвовали все: и те русские офицеры и моряки, которые еще оставались в Тунисе, и те, кто уже уехал из Туниса в другие страны.

В 1937 года состоялась торжественная закладка Храма. В закладной камень были вложены икона Спасителя и коробочка с русской землей. 10 сентября 1939 года Храм был освящен в честь святого Благоверного Великого князя Александра Невского. Это единственный Храм-Памятник Русской эскадре.

Храм Александра Невского в Бизерте

Памятная доска, установленная на стене Храма Александра Невского в Бизерте

Посещение Храма Александра Невского в Бизерте производит большое впечатление. Всё в этом храме, и элементы интерьера, и иконы, и церковная утварь, наполнено идеей увековечения славы русского оружия, его морской гордости и чести. Морская символика присутствует уже на подступах к храму. Ещё издалека можно увидеть изображения корабельных якорей, украшающих церковную ограду. Удивительное зрелище – голубые купола православного храма под ярким тунисским небом. Внутреннее убранство Храма Александра Невского

Внутри Храма Александра Невского на стене установлены мраморные доски в память русских кораблей и русских моряков-офицеров

На внутренней стене внутри храма памятные доски, Центральная – в память 33-х русских военных кораблей, ушедших из Крыма в 1920 году – содержит их названия. По сторонам от неё – две доски русским морякам – офицерам, закончившим свой жизненный путь, как и их корабли, в Бизерте. В храме хранятся многие реликвии, связанные с русским флотом. Это люстры, якоря, мраморные плиты. Над входом в церковь надпись: «Блаженны изгнаны правды ради, яко тех есть царство небесное». Воистину воздастся тем, кто в годы безвременья и гонений сохранил память, веру, любовь к ближнему и надежду на будущее.

После Второй мировой войны начался сбор средств на строительство православного храма в столице Туниса. В 1953 году местные власти дали разрешение, и состоялась закладка первого камня Русского Православного Храма Воскресения Христова.

Русский  Православный Храм Воскресения Христова в г. Тунисе, построен по подобию церкви Покрова на Нерли в г. Владимире

Действительный член Владимирского отделения ИППО Валерий Куликов около Храма Воскресения Христова в г. Тунисе

Храм Воскресения Христова, который расположен на одной из центральных улиц и является одной из достопримечательностей тунисской столицы, мне тоже удалось посетить. С удивлением и восхищением, я увидел, что здесь на севере Африки, находится православный храм, подобный храму на далекой родине — во Владимирской области. Храм Воскресения Христова был построен по проекту архитектора М. Ф. Козмина, возведен по образу и подобию знаменитой церкви Покрова на Нерли, которая находится близ Боголюбова во Владимирской области. В селе Боголюбово (8 км. от Владимира) сохранился монастырь, где находилась резиденция князя Андрея Боголюбова, а неподалеку находится в поле у слияния реки Нерль и реки Клязьма белокаменный храм Покрова на Нерли (1165 г.) – храм-памятник воинской победы Владимирских полков над волжскими булгарами.

Главная святыня Храма Воскресения Христова — напрестольный крест, в котором имеется частица Животворящего Древа Креста Господня и частица мощей святого Киприана Карфагенского. Иконостас, большие и часть малых икон, а также подсвечники и хоругви — с русских военных кораблей: линкора «Генерал Алексеев», крейсера «Кагул» и броненосца «Георгий Победоносец». В Храме находятся иконы с кораблей, это иконы Крещения Господня и Благовещения Пресвятой Богородицы. Свежие цветы около мраморных досок. Горят свечи поминовения у Распятия. Вазы для цветов — гильзы от корабельных орудий Русской Эскадры.

Действительный член ИППО Николай Алексеевич Сологубовский и действительный член Владимирского отделения ИППО Валерий Анатольевич Куликов в Тунисе

Здесь же в Тунисе я встретился с действительным членом Императорского Православного Палестинского Общества Сологубовским Николаем Алексеевичем. Журналист и писатель, кинематографист, востоковед, Николай Сологубовский несколько лет живет в Тунисе, занимается творческой, общественной деятельностью. С благодарностью я принял от него в подарок диск с полнометражным документальным фильмом «Анастасия» (2008 г.), автором сценария и оператором которого является Николай Сологубовский, режиссер — Виктор Лисакович. Фильм, который рассказывает о судьбе Анастасии Александровны Ширинской-Манштейн, получил призы на нескольких кинофестивалях в России, Франции и Украины. Но, прежде всего, фильм «Анастасия» — это гимн русской женщине, которая прошла в жизни удивительно насыщенный путь — от первых шагов рано повзрослевшей дочери моряка, волею судьбы оказавшейся в русской колонии в арабской стране, до славы самой уважаемой русской женщины в Тунисе (и не только!). Анастасия Александровна была Почетным членом Императорского Православного Палестинского Общества. На кладбище около стелы, установленной «в память о моряках русской эскадры и всех российских людях, покоящихся в тунисской земле». Также я приобрёл книгу Анастасии Александровны Ширинской «Бизерта. Последняя стоянка». Дочь старшего лейтенанта Александра Сергеевича Манштейна, командира эскадренного миноносца «Жаркий», вместе со своими родителями и сестрами оказалась в 1920 году в Бизерте. Последняя свидетельница эвакуации кораблей Черноморской эскадры из Крыма в годы Гражданской войны. Она получила российское гражданство в 1999 году, и в возрасте 87 лет впервые после эмиграции приехала в Россию. Анастасия Ширинская-Манштейн была старейшиной русской диаспоры в Тунисе, хранительницей многих реликвий, перевезенных в период эмиграции. Кроме того, глава русской общины следила за двумя православными кладбищами, где похоронены русские моряки. Эта потрясающая женщина тридцать лет делала все возможное для сохранения православных храмов.   Старейшина русской православной общины в Тунисе Анастасия Ширинская-Манштейн скончалась в Бизерте на 98 году жизни в 2009 году. В Бизерте в честь нее переименована площадь, на которой находится храм  Александра Невского. Книга отзывов посетителей музея в г. Бизерте хранит запись, оставленную действительным членом ИППО Валерием Куликовым   В Бизерте я посетил музей, расположенный недалеко от храма Александра Невского. Этот музей посвящен жизненному пути Анастасии Александровны Ширинской, русскому флоту, русским офицерам и морякам, волею судьбы оказавшихся в Тунисе. Создателем, хранителем этого музея является Богданова Лариса Васильевна, которая на добровольных началах, не щадя своих сил, не жалея времени, много работает над организацией работы музея, сохраняет его реликвии. После знакомства с музеем я оставил запись в книге отзыва посетителей, в которой выразил благодарность людям, которые дорожат историей России и свято чтут  память о людях той эпохи.

Куликов Валерий Анатольевич,действительный  член Императорского  Православного  Палестинского  Общества, Владимирское отделение2.10.2010 г.

ros-vos.net

ТУНИССКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ - Древо

Тунисский Воскресенский храм. Фото 2008 г.
Храм в честь Воскресения Христова в г. Тунисе, ставропигиальный приход Русской Православной Церкви в черте Карфагенской епархии Александрийской Православной Церкви

Храм расположен в центре города, в минуте ходьбы от пересечения 2-х главных Авеню Бургибы и Мохаммеда V, где расположены большие часы с фонтаном.

Приход составился из русских православных верующих после 1920 года, когда в Бизерту прибыла эскадра Черноморского флота России отказавшаяся служить большевикам. Основателем прихода собственно в городе Тунисе стал митрофорный протоиерей Константин Михаловский. Вначале храм в честь Воскресения Христова был устроен в помещении нанятом у арабов, в доме № 60, rue Selliers. Храм оборудовали утварью взятой из корабельной церкви. Так-как отец Константин приобрёл большое уважение среди арабского населения и многочисленной местной греческой колонии, ему удалось хорошо обустроить русскую домовую церковь. Отец Константин также неоднократно служил в местном греческом православном храме, но находился при этом в каноническом ведении Русской Православной Церкви Заграницей.

С конца 1940-х годов русская община соотечественников в Тунисе пополнилась новыми пришельцами – переселенными лицами и беженцами времён Вторая мировая война. Если в середине 1940-х годов Тунисский храм находился в ведении Западноевропейского экзархата Московского Патриархата, с прибытием «второй волны» эмигрантов церковь вновь перешла к Зарубежной Церкви. Русский храм пострадал от бомбардировок, которым подвергалась военно-морская база во время военных действий, но к 1949 году был восстановлен. С пополнением паствы и оживлением церковной жизни Зарубежная Церквь сделала попытку основать Северо-Африканскую епархию с центром в Тунисе, для чего с 1951 года сюда направили архиепископа Пантелеимона (Рудыка).

Его наследник, епископ Нафанаил (Львов), сумел устроить детскую школу и поднять приход на дело возведения статного храма, призванного стать кафедральным. В 1953 году удалось приобрести у города участок для храма и приходского дома. Главным строителем нового храма стал русский архитектор В. Е. Лагодовский [1]. Храм строился исключительно на средства прихожан, но большую сумму пришлось одолжить. Вскоре после закладки новой церкви 11 октября 1953 года, владыка Нафанаил был переведён на другое служение и попытка организовать епархию вскоре была оставлена. Несмотря на нестроения и заминку, вызванные этим, храм был выстроен в течение приблизительно двух лет. С июня 1955 года гразданские законы признают "Православную ассоциацию церкви Воскресения в Тунисе." В 10 июня 1956 года [2] новая церковь была освящена архиепископом Западноевропейским святителем Иоанном (Максимовичем) и епископом Женевским Леонтием в сослужении с настоятелем, иеромонахом Митрофаном. Был также возведен приходской дом с квартирой для настоятеля и комнатой для диакона-псаломщика, библиотека, залы для собраний и приёмов, комната для престарелых. Благодаря усердным сборам, долг удалось быстро выплатить и около 30 человек стариков устроены в дом престарелых во Франции.

Вскоре, в связи с объявлением независимости Туниса, большинство русских эмигрантов последовало примеру французов и начали быстро разъезжаться в другие страны. С 1963 году своего настоятеля у убывающего прихода уже не было, и окормлял его изредка служивший настоятель Тунисской греческой церкви. Остро встал вопрос о содержании церквей и сохранении их имущества. Зарегистрировать храм как памятник истории - чтобы получить средства на ремонт - не удалось. Тем не менее, количество прихожан стало постепенно увеличиваться за счет женщин из СССР, вышедших замуж за тунисцев, получивших образование в советских вузах.

После почти тридцати лет без настоятеля, в феврале 1990 года А. А. Ширинская-Манштейн, возглавившая русскую православную общину в Тунисе, обратилась к патриарху Московскому и всея Руси Пимену с просьбой о принятии прихода в Московский Патриархат и присылке священника. По её словам архиепископ Женевский Антоний, окормляющий приход со стороны Зарубежной Церкви, также согласиля что это будет единственным способом спасти русские церкви, на которые уже стали покушаться тунисцы под предлогом их бездействия. В марте и июне 1990 года в Тунисе побывал и встретился с верующими экзарх патриарха Московского при патриархе Александрийском архимандрит Феофан, который затем рапортовал о благоприятной возможности открыть приход. 18 февраля 1992 года патриарх и Священный Синод постановили принять русскую православную общину в Тунисе.

К этому времени, благодаря взносам новых членов православных ассоциаций Туниса и Бизерты, а также различных благотворителей, удалось частично отремонтировать храмы. Приезд священника Димитрия Нецветаева сплотил верующих и значительно оживил приходскую жизнь, в храм стали ходить православные разных национальностей. В двунадесятые праздники службы стал совершать православный митрополит Карфагенский, на чьей канонической территории расположен храм. Приход вступил в тесное сотрудничество в организации культурных мероприятий с местным представительством Российского центра международного научного и культурного сотрудничества и Российским центром науки и культуры в Тунисе.

Однако, из-за того что приход в 1988 году не прошёл обязательной перерегистрации, в 1994 году тунисские власти заявили своё право собственности на церковные земельные участки. Вдобавок, в 1992 году тунисское правительство, в целях противодействия исламскому фундаментализму, запретил и распустил в стране все религиозные организации. На 1997 год тунисские власти не высказывали никаких претензий к православной общине и её настоятелю, но положение приходов оставалось нестабильным.

В ходе беспорядков 2011 года храм не пострадал и богослужения продолжались.

Храм представляет из себя небольшое белоснежное здание с покрытым глазурью куполом, увенчанным золотым крестом.

Статистика

  • 1949 [3] – 25 русских семейств
  • ок. 1953 [4] – более 250 человек
  • 1965 [5] – 48 прихожан

Настоятели

Использованные материалы

  • Соллогуб, А. А., гр., ред., Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968, Нью-Йорк: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968, т. II, 1293-1296.
  • Ростислав (Колупаев), игум., Русские в Северной Африке, гл. 3, «Приходская жизнь в Тунисе»:
  • Фомин, Олег, "Русская православная община в Тунисе. Русские в Бизерте," портал Русское воскресение:
  • "Православная община Туниса отпраздновала 50-летний юбилей храма Воскресения Христова," 12 июня 2006:
  • "Зарубежные учреждения Московского Патриархата," официальный сайт Русской Православной Церкви:
  • "Мы не знаем, сможем ли служить на Крещение," портал Россия в красках, 17 января 2011:
  • Шкаровский М.В., проф. Русские церковные общины в Тунисе (Доклад на конференции "Судьба русской эскадры. Севастополь-Бизерта. 90 лет похода", Санкт-Петербург, Александро-Невская лавра, 2-3 декабря 2010 г.):

[1]  http://teolog.ru/lib/t2.php?pid=83 указывает архитекторов Козмина и Логодовского.

[2]  Так по http://www.pravoslavie.ru/news/17671.htm. Фомин, Олег, "Русская православная община в Тунисе. Русские в Бизерте," портал Русское воскресение, http://www.voskres.ru/info/fomin.htm указывает июль 1956. Соллогуб, А. А., гр., ред., Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968, Нью-Йорк: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968, т. II, 1294 указывает 1955 год.

[3]  Ростислав (Колупаев), игум., Русские в Северной Африке, гл. 3, «Приходская жизнь в Тунисе», http://teolog.ru/lib/t2.php?pid=83

[4]  Соллогуб, А. А., гр., ред., Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968, Нью-Йорк: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968, т. II, 1294.

[5]  Соллогуб, А. А., гр., ред., Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968, Нью-Йорк: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968, т. II, 1296.

drevo-info.ru

ХРАНИТЕЛИ ПРАВОСЛАВИЯ В ТУНИСЕ - Православный журнал "Фома"

Начало. Окончание в №2 (46), 2007 г.

Тунис – небольшое государство на самом севере Африки. Узким клинышком врезается оно между Ливией и Алжиром. Летом – сорок пять градусов в тени, зимой – не ниже пяти. Мечети, дома с окнами самой причудливой формы, пальмы. В центре города Туниса на авеню Мухаммеда V стоит православный храм в честь Воскресения Христова. А в портовом городе Бизерта еще один – во имя святого благоверного князя Александра Невского. Кто построил эти две скромные церкви? Когда? Кто в них ходит? Как живется православным людям в мусульманской стране? Во всем этом попыталась разобраться на месте наш корреспондент Алина Исаева.

Бег

История русского православного прихода в Тунисе началась в 1920 году, когда войска генерала Врангеля потерпели окончательное поражение в Крыму, и более 150 тысяч наших соотечественников были вынуждены бежать из России. Никто не знал, что будет с теми, кто останется. Оставаться боялись. Корабли были до отказа набиты людьми – военными, их женами, детьми, гражданскими беженцами. На “Владимир”, рассчитанный на три тысячи человек, втиснулось двенадцать тысяч.

Ночью началась буря. Суда то кидало в разные стороны, то сталкивало между собой. Мощный “Кронштадт”, тащивший на тросах миноносец “Жаркий” (у которого были повреждены машины), два истребителя и парусную яхту, столкнулся с болгарским судном. Шторм оторвал сперва яхту, потом истребители. Оборвались тросы “Жаркого”. Со сломанными машинами, без света, набитый беженцами миноносец беспомощно бросало на волнах. На “Кронштадте” чудом заметили потерю, вернулись. А дальше была страшная пересадка с “Жаркого” на “Кронштадт”. Ночь, скользкая палуба, качающиеся трапы. Женщины, маленькие дети. Жалкие пожитки падают в воду. Счастье, что все пассажиры уцелели.

Первый пункт стоянки – Константинополь. Он же Стамбул. Судьбу беженцев решали бывшие союзники России в Первой мировой войне. Англия предпочла сохранить нейтралитет, и вся ответственность легла на Францию, которая в свое время признала правительство Врангеля. В результате сложных переговоров Сербия, Болгария, Румыния и Греция согласились принять гражданское население. Добровольцы, донские казаки и кубанцы осели в Турции. Оставался флот – более тридцати кораблей. Он был переименован из Черноморского – в Русскую эскадру, и после долгих колебаний местом его стоянки был выбран порт Бизерта в Тунисе, который был тогда под французским протекторатом.

Еще один переход – через Средиземное море – под конвоем французских судов. Снова шторм, снова корабли разбрасывает бурей, машины отказывают, приходится идти под парусами – запасы угля ограничены, заходить в иностранные порты запрещено. Наконец в декабре 1920 года первые корабли Русской эскадры добралась до Бизерты. Над ними тут же подняли желтые карантинные флаги – чтобы люди не могли сойти на берег: власти опасались “вируса большевизма”. Офицеры были обезоружены, за кораблями велось наблюдение.

Так началась история русских в Тунисе. Эти люди потеряли все: положение в обществе, средства к существованию, близких. Они не знали, что ожидает их в будущем, чем прокормить семьи, брались за любую работу. И из своих скудных заработков жертвовали на церковь. Зачем?

Приют эмигрантов

Анастасия Ширинская была восьмилетней девочкой, когда Русская эскадра встала на свою последнюю стоянку в Бизерте. Ее отец, старший лейтенант Александр Манштейн командовал миноносцем “Жаркий”. Его семья – жена и три дочери – были среди тех, кто ночью в шторм пересаживался на “Кронштадт”. Недавно Анастасия Александровна отметила свой девяносто четвертый день рождения. Всю жизнь она прожила в Бизерте и сейчас осталась единственной из той, первой волны русской эмиграции в Тунисе.

Анастасия Ширинская: “Первые четыре года в Бизерте семьи военных жили на старом броненосце “Георгий Победоносец”. Наши родители брались за любую работу. Выбирать особенно было не из чего: требовались земледельческие рабочие, техники, рабочие на рудники. Женщины устраивались прислугой и гувернантками. Моя мама говорила: “Мне не стыдно работать прислугой. Мне будет стыдно, если я сделаю это плохо”. Люди не жаловались, не причитали, а старались выжить. Что им оставалось, потерявшим все? Опору они искали в своей православной вере. И первая их забота была – поддержать Православие. Они понимали, что этим они служат будущему.

Мы ведь еще в России видели, как уничтожают Русскую Православную Церковь. В бабушкином имении священника схватили и, выколов глаза, таскали по всей деревне, а потом убили. Это я потом узнала. А тогда просто увидела, что батюшки больше нет. Мы знали, что в России разрушают церкви.

С эскадрой в Тунис прибыли тринадцать священников. На “Георгии Победоносце” одна из палуб была оборудована под церковь, и службы шли постоянно. В субботу вечером всегда была Всенощная, в воскресенье утром – Литургия. Вера – единственное, что у нас осталось от прошлой жизни, от России, но это была основа. Она помогала нам выживать и даже радоваться. Отмечали праздники, именины, ходили на каждую службу – и мысли не было пропустить. Эта жизнь вокруг церкви очень всех объединяла. Наши отцы зарабатывали гроши, но давали деньги, чтобы содержать священника и снимать квартиру – в одной комнате жил батюшка, в другой собирались, а в третьей шла служба.

Со временем многие эмигранты перебрались в город Тунис, в столицу. И там тоже устроили церковь. Дом под нее сняли у одного тунисца. Когда пришли с ним договариваться, он спросил, для чего русским нужен такой большой дом. Ему сказали: они хотят устроить там церковь, чтобы молиться. И он ответил: “Как добрый мусульманин хочу сказать: две вещи мне запрещены. Первое – мешать людям молиться, а второе – брать за это деньги. Пускай русские спокойно молятся”. И за те комнаты, в которых располагалась церковь, он денег не брал. Вот такое было отношение!”.

В 1924 году Франция признала Советскую Россию. Русская эскадра должна была перейти в собственность СССР. В Бизерту приехала советская комиссия, чтобы оценить техническое состояние кораблей. И вот история, типичная для того времени. Среди членов комиссии был адмирал Евгений Беренс. Его младший брат – Михаил Беренс, последний командующий Русской эскадрой, был среди тунисских эмигрантов. Но комиссия получила жесткую инструкцию – никаких контактов с офицерами и матросами эскадры, а также с их семьями. Братья так и не встретились…

Корабли еще долго стояли в порту – без экипажей, пустые, заброшенные. Франция соглашалась их отдать, если Советский Союз признает дореволюционные долги. СССР долги не признавал. Потом корабли куда-то исчезли, возможно, пошли на металлолом. Русские эмигранты успели демонтировать иконостасы с крейсера “Кагул” и с “Георгия Победоносца”, забрали и церковную утварь. Для новой России эти вещи ценности уже не представляли. Их разместили в двух снятых под церкви квартирах.

Память сердца

Тунисцы приняли русских очень хорошо. Уже сам приход такого количества кораблей был большим событием для Бизерты. Город был маленький, его европейской части едва исполнилось 25 лет. Русских уважали за порядочность, добросовестность, скромность и неприхотливость.

Анастасия Ширинская: “Пациенты в больницах просили русскую сиделку, наших женщин с удовольствием брали в гувернантки. Мой отец отвечал за качество работ на нескольких городских стройках. В конце двадцатых годов мы уже не были в Тунисе иностранцами. Наши работали в аптеках, магазинах, на электростанции, в кинотеатре. Первые женщины-врачи здесь были русские! И эмигрантов они лечили бесплатно”.

В 1936 году было получено разрешение на строительство храма в Бизерте. А в 1939-м он уже построен и освящен в честь святого Александра Невского. Деньги на строительство собрали эмигранты. Архитектор Михаил Козмин был тоже из тех, кто эвакуировался с Русской эскадрой. Храм стал еще и памятником последним кораблям Российского Императорского Флота. Внутри – мраморная доска с их названиями, Царские Врата и в наши дни завешены Андреевским флагом. Этот небольшой белый храм стал первой православной церковью на тунисской земле.

Второй храм, в столице, был заложен уже после Второй мировой войны, в 1953 году. В его основание помещена частица мощей священномученика Киприана Карфагенского, проповедовавшего христианство на тунисской земле в III веке и очень почитаемого в этих местах. Здесь установлен иконостас с крейсера “Кагул” и иконы с “Георгия Победоносца”. 10 июня 1956 года состоялось торжественное освящение, которое совершил Преосвященный Иоанн (Максимович), архиепископ Бельгийский (ранее Шанхайский), причисленный ныне Русской Зарубежной Церковью к лику святых.

Два православных храма белели под высокими пальмами Африки – такие уютные, такие русские. И никто тогда не мог предвидеть, что вскоре они останутся без прихожан…

Испытание верности

В 1956 году Тунис получил независимость. Национальное самосознание достигло такого подъема, что всем иностранцам пришлось несладко. Страну спешно покидали не только французы, но и русские, большинство которых имели французские паспорта. Русская колония резко сократилась. В Бизерте остались только две семьи, в Тунисе – несколько пожилых людей. Церкви опустели. Их последний настоятель покинул страну в 1962 году. Служили теперь только по большим праздникам – на Пасху и Рождество, священники бывали лишь “наездами”. Храмы постепенно ветшали, ремонтировать их было некому и не на что.

В 1985 году Анастасия Александровна принесла домой небольшую картонную коробку с церковными документами – все, что осталось от многотысячного православного прихода в Тунисе. Власти снова и снова поднимали вопрос о конфискации храмов – оба они были очень удачно расположены, а земля дорожала.

Анастасия Ширинская: “Просто удивительно, что нам оставили храмы. Тунисцы к нам хорошо относились, но здания разваливались, денег на их ремонт не было, да и, по сути дела, они тогда были практически бесхозными: формально владельцем храмов была “Ассоциация русских православных”, но самих православных почти не было. Осталось всего две-три старушки. А советские люди, которые работали здесь по контракту, мимо храма даже пройти боялись – как бы кто не заметил. Только некоторые тунисцы помогали с ремонтом, чтобы все окончательно не рухнуло.

Это чудо, что храмы не отобрали и что они уцелели! Я очень осторожно отношусь к чудесам, но думаю, что это наши отцы молились, чтобы все это сохранить”.

Просите и дастся вам

Тридцать лет в Тунисе не было православного священника. И только в 80-е годы здесь снова появились русские. В основном это были женщины из СССР, вышедшие замуж за тунисцев, учившихся в советских вузах. Здесь, вдали от Родины, некоторые из этих женщин неожиданно чувствовали потребность прийти в храм. Но двери были заперты.

Анастасия Ширинская: “Не было ни паствы, ни священника. Я смотрела на эту коробку с церковными бумагами и чувствовала, что все уходит – наши храмы, наша вера. И все время думала: что же делать? А если человек так сильно и так долго хочет чего-то добиться, то рано или поздно все вокруг него начинает складываться так, чтобы это получилось. И смотрите, что вышло: в России началась перестройка, и те русские, что здесь работали, стали ко мне приходить уже не потихоньку, а совершенно официально. Люди из Культурного центра, из посольства. Мне выдали российский паспорт. Открылись все двери, появилась надежда”.

В 1990 году Анастасия Александровна обратилась к Патриарху Московскому и всея Руси Пимену с просьбой принять тунисский приход в лоно Русской Православной Церкви. Через два года сюда был назначен настоятелем православный священник из России Димитрий Нецветаев. Ему было всего двадцать восемь лет, когда он с молодой женой Светланой и маленькой дочкой Галинкой приехал в Тунис. Сын Антоний родился уже здесь. С приездом батюшки началось возрождение православной жизни в Тунисе.

Православная община Туниса просит помочь расписать свой приходской храм – единственный православный храм в городе. Он был построен в 1956 году, освящен в память Воскресения Христова и принадлежит Русской Православной Церкви. В храме собраны иконы с кораблей Русской эскадры, которая покинула Родину после победы большевиков в Гражданской войне и завершила свой путь в Тунисе. Однако стены храма остаются нерасписанными: не нашлось ни художников, ни средств.

Настоятель храма, священник Димитрий Нецветаев надеется, что в России найдутся мастера, готовые на благотворительной основе принять участие в росписи храма. Необходима также и финансовая помощь – на авиаперелет, проживание, покупку красок и других материалов. По предварительным расчетам, это не менее 10 тысяч долларов.

По вопросам помощи храму вы можете обращаться в нашу редакцию.

 

 

На заставке фрагмент фото  храма ru.wiki2.org

foma.ru

Православный храм в центре Туниса (Тунис, Тунис)

В районе Гамелькара на вершине холма Сейда (в старину Св.Моники) над моремпокоятся руины погребальной Базилики Святого Киприана, обнаруженной во время раскопокв 1915 году. Базилика была построена в конце IV — начале V веков н.э. на месте кладбищадревних христиан.

фото из инетаИзучение церковных текстов позволило археологам опознать развалины базилики,воскресившей память о Карфагенском епископе Киприане с 249-258 гг н.э.,знаменитом распространителе христианства на тунисской земле в III веке. Епископ Киприанпринял мученическую смерть 14 сентября 258 года, во времена христианских гонений в эпоху правления императора Валериана. Впоследствии епископ был канонизирован христианской церковью.

Базилика была сооружена на месте могилы Св. Киприана.Руины этой базилики не примечательны, но даже этот вид некогда величественных творений,что пережили удары времени и судьбы, не умалит памяти об одном из выдающихся личностейантичной Африки.

фото из инета

Благая мысль о постройке православного храма в столице Туниса, где обосновались многиеэмигранты, возникла в 40-х годах, но война отодвинула все планы на десятилетие. В 1953 году на средства русских эмигрантов прибывших в Тунис в конце 1920 года стал строиться православный Храм Воскресения Христова в центре тунисской столицы.Его строительство было завершено в июне 1956 года, а в июле того же года состоялосьторжественное освящение храма.

В начале строительства в фундамент Воскресенского храма заложена, привезённая из Франции,частица мощей Св. Киприана Карфагенского. Другая частица мощей святого имеется вместес частицей Животворящего Древа Креста Господня в напрестольном кресте храма.Храм Воскресения Господня имеет не только религиозно-культовое назначение для эмигрантовТуниса, но также является архитектурным и историческим памятником.Одноглавый каменный храм в традициях псковской архитектуры построен по подобию древнегопамятника русской архитектуры XII века — церкви Покрова на Нерли.Архитектор — Михаил Козмин.Иконы и церковная утварь были сохранены и унаследованы храмом с русских кораблей:линкора "Генерал Алексеев", крейсера "Кагул" и штабного судна "Георгий Победоносец".Кроме того, в храме есть иконы Крещения Господня и Благовещения Пресвятой Богородицыс кораблей, затопленных в 1854 году в Севастополе. Освящение новой церкви совпало с провозглашением независимости Туниса,многие эмигранты, имевшие французское гражданство, были вынуждены переехать в Европуи во Францию. Православная диаспора Туниса сократилась до нескольких семей, даже службув храме вели греческие священники по большим праздникам. Храм содержать стало некому.Под видом реконструкции города местные власти пытались снести русский храм.От этого его спасло ходатайство русской общины Туниса обратившейся к РПЦ.Первоначально храм находился под юрисдикцией Русской Зарубежной Православной Церкви,а с 1992 года храм был назначен в подчинение Московскому Патриархату.Одновременно с этим произошло обретение русского настоятеля храма, протоиерея — Димитрия Дмитриевича Нецветаева.

С назначением постоянного молодого священника православная жизнь в храме и Тунисестала налаживаться. Храм достался в плачевном состоянии — черные, покрытые плесеньюстены, потрескавшийся потолок и пол, а главное отсутствие прихожан.

Ремонт своими силами и служба в пустом храме... Отсутствие денег на ремонт, полностьюнеустроенный быт семьи с маленьким ребёнком на руках и отсутствие помощи приводилав отчаяние, но вера и обет пересилили невзгоды.Прихожане храма — славянские женщины из бывшего СССР, вышедшие замуж за тунисцев.Сначала редко приходившие в храм на праздники, потом заинтересованные добросердечнойматушкой Светланой стали приходить чаще, приводить детей. Ведь в чужой стране они былидуховно одиноки, а церковь стала их отдушиной.Тунис заселённый ранее берберами-христианами стал резко арабизироваться,в школах берберский язык сменили на арабский, почти отменили светские законы бывшего президента Х. Бургибы на мусульманские устои, появилось межнациональное напряжение.Стали появляться недовольные наличием в центре столицы православного храма,церковные колокола пришлось снять и повесить внутри храма, чтобы звон не провоцировалправоверных. В последние года, после теракта, стали поступать угрозы настоятелю храма,требования закрыть храм, снять крест и т.д.Батюшка Димитрий был брюнетом, когда мы его увидели, а сейчас он поседел, волнуетсяза троих детей, жену. После теракта Патриархия выделила средства на охрану храма.На роспись стен — денег нет, своды и стены белые, украшения интерьера сделаны рукамиматушки и прихожанок. Люстру церкви прислал меценат из русских туристов.Наша гид — Наталия Купча, бывшая киевлянка, замужем за тунисцем около тридцати лет,любящая свою профессию историка, очень интересно провела экскурсию и предложила нашей группе выбор: посетить храм или пойти в торговый центр. Что выбрали наши соотечественники?Правильно. В храм пошли трое — она и я с дочкой.Очень жалею теперь, что не подружилась с Наталией поближе. Она супер-интересный человек!Наталия написали книгу "Вновь обретённое величие" когда работала в музее, и подарила мне экземпляр на память. Я её храню и иногда думаю о Наталье, как сложилась дальше жизнь её семьи...(Сын у неё мусульманин, как отец, а дочь стала православной, теперь не может выйти замуж,хотя красавица и умница. Ещё она боялась, что Тунис станет полностью арабским, потеряетсветские законы и скатится в мрак средневековья, говорила о каких-то бандитах, приходящихс алжирской стороны, но кто тогда слышал о чуме терроризма? Никто.)

Постоянная прихожанка храма Воскресения Христова, активная помощница, она лично зналаАнастасию Александровну Ширинскую, о которой я расскажу в следующей заметке.

turbina.ru

"Православный Паломник" Приплыли!

Назад

Белогвардейские корабли, бросившие якорь у берегов Туниса, подлежали утилизации. Но как быть с корабельными иконами? Наши соотечественники решили любой ценой спасать православные святыни.

Тунис стал убежищем для белогвардейских офицеров

В тени пальм

Сама по себе Воскресенская церковь относительно небольшая и теряется в тени высокого современного административного здания, поэтому с проспекта ее увидеть практически невозможно. Но мы точно знаем, куда идти, поэтому вскоре оказываемся перед церковной оградой.

Храм Воскресения Христова – один из двух чудом сохранившихся островков Православия в этой далекой исламской стране

Калитка оказалась закрытой, что не удивительно, учитывая отношение местного населения к христианству на их земле. Заметив нашу заинтересованность, к нам подошли два охранника — местных жителя, а вслед за ними – женщина. Она представилась прихожанкой, присматривающей за храмом в отсутствие настоятеля, который в это время был в отъезде, и любезно пригласила войти внутрь.

Прихожанка, присматривающая за храмом

Последний поход русской эскадры

Внутреннее убранство храма поражает не меньше, чем его удивительная история, которая неразрывно связана с одной из самых трагических страниц нашего прошлого.

Особо ценная реликвия – напрестольный крест с частицей Животворящего Древа КрестаГосподня и частицей мощей священномученика Киприана, епископа Карфагенского

Идет 1920 год… Белая армия терпит сокрушительные поражения на всех фронтах. Генерал Врангель принимает решение срочно эвакуировать остатки частей императорской армии по морю и просит финансовой помощи у Франции. Но французам нужны гарантии, что они вернут затраченные на это деньги. Что может дать им разбитая Белая армия? Только корабли, на которых спасает своих солдат и офицеров, а также женщин, детей и священников. Так российские военные суда становятся французской собственностью и отправляются в Тунис, который находился тогда под протекторатом Франции.

Первая молитва на Африканской земле

В конце декабря 1920 года в тунисский порт Бизерт прибыли 33 военных корабля Черноморского императорского флота во главе с флагманским линкором «Георгий Победоносец» и несколько транспортников. На борту находились более 6 тысяч беженцев.

Главный священник русской эскадры протоиерей Георгий Спасский сразу же начинает хлопотать об организации первого православного прихода на Тунисской земле. Сначала службы проходили исключительно в корабельных церквях, затем – в походных храмах при лагерях беженцев.

В 1922 году часть православной общины перебралась в столицу — город Тунис, где на съемной квартире была устроена небольшая домовая церковь. Внутренним убранством для нее послужили иконы и различная церковная утварь с военных кораблей: линкора «Генерал Алексеев», крейсеров «Генерал Корнилов», «Кагул» и штабного корабля «Георгий Победоносец». Настоятелем храма, освященного в честь Воскресения Христова, был назначен протоиерей Константин Михайловский.

В память о русских кораблях

После признания в 1924 году Францией Советского правительства русская эскадра была расформирована и большая часть судов отправлена на металлолом. Потеря даже одного крейсера или линкора для моряков всегда трагедия. А тут целая эскадра! И тогда морские офицеры решили во что бы то ни стало увековечить память о русских кораблях.

Корабельные иконы стали первыми святынями нового храма

В 1936 году на средства, пожертвованные различными организациями Туниса, в портовом городе Бизерте был куплен участок под строительство полноценного храма. Его торжественная закладка состоялась в октябре 1937 года, а уже через несколько месяцев церковь освятили в честь святого благоверного князя Александра Невского.

Главным украшением храма стал иконостас, снятый с линкора «Георгий Победоносец». Сохранился и Андреевский флаг с этого корабля, который решили установить на Царских вратах.

Храм во имя Александра Невского действует и по сей день. На его стенах можно увидеть памятные доски с названием 33 военных кораблей и именами офицеров русской эскадры.

На средства русских эмигрантов

К 1940 году православная община Туниса разрослась и окрепла, поэтому было решено построить еще один храм – на этот раз в столице, где в основном и жили потомки русских эмигрантов. После получения от властей соответствующего разрешения начался сбор средств.

Однако Вторая мировая война помешала этим планам осуществиться. Лишь в 1953 году был заложен первый камень, а вместе с ним частица мощей священномученика Киприана, епископа Карфагенского, который проповедовал христианство на тунисской земле в III веке. Церковь была достроена через три года, в основном на пожертвования русских эмигрантов. В нее перенесли иконостас и всю утварь из домового храма Воскресения Христова. 10 июня 1956 года состоялось торжественное освящение, которое совершил Преосвященный Иоанн (Максимович), епископ Шанхайский.

Тяжелые времена

В этот же год была провозглашена независимость Туниса, и многие эмигранты, имевшие французское гражданство, были вынуждены переехать во Францию. Православная диаспора Туниса сократилась до нескольких семей. Содержать храмы и церковное имущество стало тяжело.

Местные власти под предлогом реконструкции старого города попытались снести церковь. Но тунисская пресса неожиданно для всех выступила в защиту православной общины

Несмотря на то, что со временем благодаря межнациональным бракам количество прихожан стало увеличиваться, в 1980-е годы над храмом нависла угроза уничтожения. Местные власти под предлогом реконструкции старого города попытались снести церковь. Но тунисская пресса неожиданно для всех выступила в защиту православной общины: «Сегодня небольшая колония «белых» русских обеспокоена слухами по поводу сноса православной церкви, расположенной на авеню Мухаммеда 5-го… Как можно лишать этих пожилых людей, находящихся в течение долгих лет в изгнании, того единственного места, которое все еще связывает их с исчезнувшим прошлым?»

За храм тогда вступилась самая активная прихожанка Полина Степановна Суходольская. Во многом именно благодаря ей в те непростые годы было сохранено церковное имущество. В разговоре с властями она обреченно произнесла: «По православному христианскому обычаю усопших отпевают в церкви. Значит, я должна предупредить наших стариков, чтобы скорее умирали». Говорят, что именно эти слова спасли церковь от разрушения.

Под голубым куполом

В 1990 году православные общины городов Тунис и Бизерта приняли решение выйти из-под юрисдикции Русской Зарубежной Церкви и обратились с просьбой к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II принять их в подчинение Московского Патриархата. Просьба была удовлетворена, и через два года храм в Тунисе обрел своего постоянного настоятеля — протоиерея Дмитрия Нецветаева, который служит в нем и сейчас.

Все перемены к лучшему прихожане связывают с его приходом. Видно, например, что недавно в храме был сделан ремонт. На свежепобеленных стенах висят две мемориальные доски. На одной – имена погибших в 1939–1943 годах русских эмигрантов, воевавших на стороне Франции против фашизма. Другая установлена в память о семи тысячах советских военнопленных, скончавшихся в Тунисе и Ливии в годы Второй мировой войны. Эта доска появилась в храме в 2002 году по инициативе отца Димитрия.

А вот те самые старинные корабельные иконы, перед которыми молились русские моряки. И уникальные подсвечники, сделанные из гильз от корабельных снарядов. Вазоны для цветов тоже когда-то были гильзами. Таких больше нигде не увидишь. Все вместе это создает совершенно особую атмосферу храма, благодаря которой так остро ощущаешь свою причастность к русской истории. И где? За несколько тысяч километров от Родины…

В блокнот паломнику:

Адрес: Аvenue Mohammed V, 12, Tunis, в 100 м от площади Мохаммеда Буазизи и центральной авеню Хабиба Бургибы.

Андрей Румянцев, фото автора

journalpp.ru


Смотрите также